Великая Китайская Стена впадает в море

С военной точки зрения Китай никогда не был хорошо известен своим военно-морским флотом. Армия уже давно была доминирующей службой в Китайской Народной Республике (КНР).  
 
На самом деле, несмотря на тот факт, что он был известен как «великий кормчий» Мао был так сосредоточен на армии после прихода к власти, что уже к 1953 году он совершил свое первое путешествие по китайскому военно-морскому флоту, проведя 4 дня посещая пару фрегатов. 
Так когда-то игнорируемая Народно-освободительная Армия военно-морского флота (НОАВМФ), стала освобождаться от ржавчины, нанося свежие слои краски и выходить в море такой, как никогда прежде.
 
Военно-морской флот демонстрирует свой флаг в Азии и по всему миру. В рамках празднования своего 60-летия этой весной НОАВМФ провели красочный военный парад в ЦинДао, который включал в себя 25 собственных судов и еще 20 из других 15 стран. Но не стоит обманывать себя великолепием и пышностью кораблей на военно-морском параде. Здесь речь идет не о тщеславии. Китай серьезно относится к своему авторитету в мире и своим морским интересам – и он развивает военно-морской флот для продвижения и защиты обоих. Действительно, Пентагон сообщает, что «Председатель КНР Ху Цзиньтао называет Китай «морской силой»» и выступает за «мощный военно-морской флот» для «поддержания наших морских прав и интересов» в своем обращении в 2006 году. Американские корабли уже видели некоторые из них с близкого расстояния и поднимались на борт. 
 
Всего лишь через две недели после того как Пентагон описал первые американо-китайские отношения в военно-морской сфере как лучшие военные переговоры в истории двух стран, так китайские суда столкнулись с американскими рабочими судами в нейтральных (интернациональных) водах Южно-Китайского моря.
 
Дело напоминало ранее произошедший инцидент с EP-3. В 2001 году, когда китайский истребитель подлетел слишком близко к самолету-разведчику ВМС США, в конечном счете столкнувшимися, что приводит к заключению американского экипажа и серьезному дипломатическому скандалу. В этом же случае Пекин отправляет пять промысловых судов, чтобы запугать командование безоружное военно-транспортное исследовательское судно США под названием «Импекебал» (Impeccable), которое проводило операции в 75 милях от острова Хайнань, где были найдены обломки EP-3. Флотилия бросила бревна на пути следования американского корабля, находясь от него в пределах 25 футов, прежде чем, наконец, отпустить. 
К счастью, не было никаких вспышек гнева, за исключением использования американской стороной  пожарных шлангов высокого давления, вероятно, в это время,  заинтересованные китайские моряки могли попытаться подняться на борт судна, несмотря на то, что они находились за пределами Пекинских территориальных вод. 
 
Китай утверждал, что «Импекебал» нарушает его суверенитет путем проведения операций на расстоянии 200-морских миль от монопольного режима использования экономической зоны КНР (ИЭЗ), которая была определена в рамках Договора по морскому праву Организации Объединенных Наций в 1982 году.  Договор, конечно, не дает Пекину права на наложение вето на деятельность за пределами 12-морских миль на их территориальных водах, но дает им право возражать против отдельных экономических начинаний на его монопольной экономической зоне, таких как бурение нефтяных и газовых скважин или рыбалки.
 
Но Пекин не рассматривал ситуацию с этой стороны. Он заявил что, хотя договор по морскому праву был подписан, там были оговорки касаемо того, что территориальные воды и ИЭЗ были суверенными. Китайцы так же преследовали судно «Викториус», которое, так же как и судно «Импекебал», являлось военно-исследовательским, и применило к нему примерно такую же тактику, во время проведения им операций в Желтом море. В настоящее время насчитывается около пяти подобных столкновений между американскими и китайскими судами у берегов КНР. Красные флаги так же поднимаются над все более расширяемой зоной глобального интереса Китая и роли НОАВМФ в этом. 
 
Глобальные цели
 
В этом году в Конгрессе, директор национальной разведки США Деннис Блэр заявил, что международное поведение Пекина обусловлено, среди прочего, «давними амбициями рассмотрения Китая играющего роль великой державы в Восточной Азии и во всем мире».
Другими словами, это относилось уже далеко не только к Тайваню.
 
Конечно, сдерживающий и предупреждающий характер Тайваньской декларации независимости или принуждение объединения военным путем со своим соперником разделенным проливом, по-прежнему является центром китайской внешней и оборонной политики. Хотя китайские лидеры начинают заглядываться далеко за пределы острова Тайвань. Китай, будучи сухопутной державой (landpower), становится все более зависимой от использования моря для своего экономического и политического влияния, что делает сильный флот необходимым условием для достижения национальных целей. 
 
Хотя Китай все еще проводит свои традиционные операции и учения в окрестностях Южного и Восточно-Китайского моря, в соответствии с данными Разведывательного управления Министерства обороны (в США) (DIA), он уделяет все больше внимания спорным энергетическим месторождениям и деятельности на территории его монопольной экономической зоны. 
 
В этом уже нет ничего удивительного, что Китай, в настоящее время третья по величине экономика в мире после США и Японии и продолжает целенаправленно и сосредоточенно развивать свою экономику, которая включает в себя доступ ко всем ресурсам по всей его периферии.  Но этого не будет достаточно, учитывая сильную зависимость Китая, в настоящее время, от морского экспорта готовой продукции и импорта природных ресурсов для производства, что позволило КНР записать на свой счет до 10 процентов роста за декаду (10 лет). 
 
Так например, Китай должен быть в состоянии осуществлять патрулирование и защиту морских линий связи, таких как транспортировка энергоресурсов из стран Африки и Ближнего Востока, что требует транзитов в большей части Индийского океана и узком Малаккском проливе, который  является морским камнем предкнования Юго-Восточной Азии. (Восемьдесят пять процентов импортной нефти Китая проходит через Малаккский пролив).
 
Не удивительно, что Блэр, бывший командующий Тихоокеанского региона, заявил Конгрессу: «Национальными интересами безопасности Китая является расширение. Это, вероятно, приведет как минимум к попытке развития военно-морского потенциала выходящего за рамки Южно-Китайского моря». 
 
Это уже начало проявляться с использованием «мягкой» силы. Напоминая Великий Белый Флот Рузвельта, Пекин посылает свои корабли по всему миру, чтобы показать свой флаг и продемонстрировать доброжелательность, включая 12000-мильную прогулку в Санкт-Петербург, в Россию в 2007 году. Это так же отражает новое чувство защищенности (уверенности) и власти Китая.
 
Но Китай так же применяет и тяжелую силу. В декабре Пекин развернул небольшую флотилию в Аденском заливе для патрулирования и борьбе с пиратством.
 
Не удивительно что, для поддержания китайских интересов за границей, НОАВМФ переживает значительные военные модернизации на основе новой военно-морской стратегии. На ежегодном конгрессе в докладе Пентагона  о китайской военной мощи утверждается, что морская стратегия Пекина распространяется за «пределы активной обороны», которая призывает к прибрежным операциям около первой цепочки островов (например, Япония, Тайвань, Индонезия).
 
Оборона отдаленных морских территорий
 
Новая стратегия «оборона отдаленных морских территорий», в которой на первый план выходит «многоаспектные точные поражения по ту сторону первой цепи островов и за пределами ИЭЗ Китая, защищая национальные интересы КНР», добавив стратегической глубины, согласно докладу Пентагона. 
 
Не каждый китайский аналитик является фанатом подобной стратегии, полагая, что это поднимет авторитет Китая не самым лестным образом, что может послужить основанием для  крупных держав, таких как США, Япония и Индия не может быть застрахован и сохранять баланс сил с Китаем. Но несмотря на это, многие эксперты считают, что это по силам КНР развивать военно-морской флот, который может отразить нападение с первой цепи островов, а так же проводить операции по анти-вторжению, держа оппонентов как можно дальше от зоны риска, далеко за пределами второй группы островов, т.е. на восток от Гуам.
 
Этой зимой Главнокомандующий Разведывательного управления Министерства обороны генерал-лейтенант Майкл Мейплс заявил конгрессу: «Китай развивается с помощью морских мощностей противокорабельных баллистических ракет средней дальности, подводных лодок, морской авиации и надводных кораблей вооруженных все более совершенными и сложными противокорабельными ракетами».
 
Особую озабоченность вызывает новое условное вооружение противокорабельными баллистическими ракетами на основе корпуса летательного аппарата CSS-5, маневренность и дальность полета которого свыше 800 км. Соединенный вместе с хорошим C4ISR  может быть использован для геолокации и отслеживания, что  будет предоставлять новые возможности для НОАВМФ по проведению операций по анти-вторжению, превентивных или упреждающих ударах по надводным кораблям и ценным платформам, каких как авианосцы. ВМС США еще никогда не сталкивались с такой угрозой. 
 
Кроме того, с начала 1990-х годов, Китай привел на передовые боевые позиции еще девять эсминцев и фрегатов нового класса, повышая свои боевые возможности в море. Противокорабельные крылатые ракеты SS-N-22 Sunburn, найденные на борту эсминцев современного класса, добавляют эффективности.
 
Вопрос о транспортировке уже  не является столь актуальным. Это уже принимается как данность, что Китай будет производить по крайней мере ограниченное число авианосцев, вероятно, оснащенными русскими боевыми самолетами Су-33. Ядерный перевозчик может быть введен в эксплуатацию уже к 2020 году. 
 
Другая же проблема, требующая решения, это подводные лодки. Пентагон сообщает, что «приобретение и развитие подводных лодок класса Кило (Kilo), Сун (Song), Шан (Shang) и Юань(Yuan) иллюстрируют важность занимаемой позиции решительного отказа НОАВМФ при подводной войне». Кило (Kilo), Сун (Song) и Юань(Yuan) являются дизельными лодками нападения, а Шан (Shang) – это первая китайская поражающая атомная подводная лодка. Они имеют на вооружении целый спектр оружия, в том числе самонаводящиеся торпеды, мины и противокорабельные крылатые ракеты, включая произведенные в России SS-N-27 Sizzler. 
К 2010 году, подводная лодка с баллистическими ракетами класса Джин будет перевозить ракеты JL-2 с межконтинентальной дальностью полета, в которой повысятся мобильность, живучесть и сдерживающий потенциал ядерных сил Китая, известные под названием Вторая Артиллерия. Джины размещены на военно-морской базе Санья на острове Хайнань, и будут использованы при условии, если китайцы будут недовольны проводимыми американцами операциями поблизости.
 
Хотя Китай, конечно, и модернизирует флот, но некоторые аналитики утверждают, что это вовсе не ее расширение. Несмотря на это, не все соседи Китая являются такими же как Гонконг, включая США. В мае, председатель Объединенного комитета начальников Штабов (англ. Join Chiefs of Staff, JCS, ОКНШ) адмирал Майкл Маллен вызвал небольшую бурю протеста с китайской стороны, когда заявил, что китайские «развивающиеся возможности, базовой точкой которых являются морская и воздушная, слишком сосредоточены на нас (США)…Они, кажется, очень сосредоточены на военно-морском флоте США и наших базах, которые находятся в этой части земного шара». 
 
США перемешались по более чем 50 наступательным базам от Атлантики до Тихого Океана для передового базирования сил и средств ВМС с Западного побережья  и Гавайев на Гуам для преодоления деспотизма со стороны Тихоокеанских командиров.
 
Но не только США, но и Вьетнам подписал договор в размере 2 млрд. долларов на поставку шести русских дизельных подводных лодок класса Кило. Ханой раздражен территориальными спорами с Пекином с того времени как его военно-морские базы были размещены на северном побережье. Недавняя защитная реакция последовала со стороны Австралийской белой газеты, которая выразила крайнюю озабоченность по поводу «военной модернизации Китая» и рекомендовала им сократить количество субмарин до 12.  Рост количества подводных лодок ожидается в Сингапуре, Малайзии, а так же в Индонезии. Индия, в свою очередь, выражает обеспокоенность по поводу военно-морских накоплений Китая, особенно возможности Пекина в развитии портовых сооружений в местах, таких как Бангладеш и Пакистан. По мнению Дели, Индийский океан называется так не случайно. 
 
Насущные вопросы
 
С почти 60-ю дизельными и атомными лодками и более чем с 75 крупными надводными кораблями, НОАВМФ уже является вторым по величине флотом в Тихом океане после США. Хотя спорный вопрос о качестве уже в прошлом, но ситуация быстро меняется. НОАВМФ по-прежнему имеет недостатки, в том числе неспособность поддерживать операции в отдалении от берега и малый, если таковой вообще имеется, опыт ведения боевых действий, но НОАВМФ является приоритетной целью для Пекина, то есть она почти наверняка получает все необходимые ресурсы.
 
Повышение роли и миссии – и улучшение возможностей НОАВМФ имеет последствия для ВМС США с точки зрения бюджета, модернизации, присутствия и влияния в Западной части Тихого океана, а так же непредвиденных планов Тайваня.
 
Учитывая рост НАОВМФ, вопросы противолодочной борьбы, портов, количества авианосцев, противоракетная оборона, научные исследования и разработки, и даже космос приобретает все большее значение, чем когда либо со времен окончания Холодной Войны.
 
Хотя Тихий океан уже давно считается американским озером, больше не может считаться само собой разумеющимся. Китай уже явно находится на траектории оказания значительного влияния и власти в морских вопросах в Западной части Тихого океана и, весьма вероятно, за его пределами.
 
Регион: