Ментальная и когнитивная войны: вопросы определения, цели и средства

12.11.2022

Начавшаяся 24 февраля 2022 года пост-советская фаза гибридной войны, включая «горячую» часть на территории бывшей Украинской ССР, открыла широкой общественности убогую и бескомпромиссную сторону информационных и психологических операций, проводимых противником и направленных как внутрь себя, для контроля своего населения, так и во вне – т.е. на нас. Уже спустя несколько месяцев действий на территории, как оказалось, очень хорошо подготовленного противника и сопутствующей горечи потерь российских военнослужащих и добровольцев оказалось, что конфликт существует не только на земле, но и в головах. Местное население подверглось мощнейшему воздействию неконвенциональных психологических и информационных средств, превратив «мирных жителей» в неонацистские батальоны, тербаты и беглых "патриотов". Как мы могли это упустить и как это сработало?

В специальных кругах стали обсуждать эти процессы более детально, и после публикации статьи советника министра обороны А.Ильницкого официально появилось определение - ментальная война.

Мы рассмотрим несколько основных определений, объединив их в таблицу 1.

Таблица №1. Ментальная и когнитивная война сравнение определений и целей.

Определение

Результат (цель)

Автор, источник

Ментальная война (цивилизационная) — это война за волю, замыслы и цели, за ценности и смыслы

Народы и независимые государства исчезают «без единого выстрела»

Лосев А., Ильницкий А. «Почему русские не сдаются»

Ментальная война (МВ) - это скоординированная совокупность разномасштабных действий и операций, направленных на «оккупацию» сознания противника в целях паралича его воли, изменения индивидуального и массового сознания населения

Уничтожение духовно-нравственных ценностей, традиций и культурно-исторических основ государства, «стирание» национальной идентичности народа. Деморализация армии и общества

А.Ильницкий. «Стратегия ментальной безопасности России»

Когнитивная война (КВ) - это нетрадиционная форма ведения войны, которая использует кибернетические инструменты для изменения познавательных процессов противника; эксплуатирует предубеждения, рефлексивные суждения, а также провоцирует искажения мышления

Влияние на принятие решений и препятствие действиям, провоцирующее негативные последствия как на индивидуальном, так и на коллективном уровнях

Bernard Claverie , François du Cluzel.

«The Cognitive Warfare Concept»

КВ – это стратегия, которая фокусируется на изменении того, как целевая аудитория думает, а через это и как она действует (можно рассматривать, как частный случай предыдущего определения)

Влияния на общественную и / или правительственную политику, дестабилизация действий правительства и / или институтов

О. Бэкес, Э. Сваб, Центр Белфера Гарвардского университета, 2019

Если первое определение задаёт общую рамку, являясь, по сути, онтологическим, то следующее определение по результатам или целям носит социально-культурный характер, а последние эксплуатирует психологическую, поведенческую сферу и имеет чёткие системные и инструментальные границы – коммуникативно-информационное пространство. И если рассматривать уровни реализации, предложенные А.Ильницким, то определение западных экспертов располагается на втором, оперативном, уровне действий, занимающих недели, месяцы, годы. В то время как мы думаем о самом верхнем, цивилизационном, уровне. Однако не стоит обольщаться, глядя только лишь на одно определение, у нашего противника есть реальное понимание возможностей и опасностей КВ: «Когнитивная агрессия безгранична. Она может иметь множество целей и адаптироваться к другим используемым стратегиям <..> главная цель состоит не в том, чтобы служить дополнением к стратегии или победить врага без боя, а в том, чтобы вести войну с тем, что думает, любит или во что верит вражеское сообщество, изменяя восприятие. Это война с тем, как думает враг, как работает его разум, как он видит мир и развивает свое концептуальное мышление. Искомые последствия заключаются в изменении мировоззрения, тем самым они влияют на их душевное спокойствие, уверенность, конкурентоспособность и процветание».

Если более подробно останавливаться на целях КВ и соответствующие им задачи (см. табл. 2), кои определяет наш противник, то их основная суть заключается в дестабилизации и проецировании влияния на выбранное сообщество или группу, как сказано в последних определениях выше.

Таблица №2. Цели и примеры задач когнитивной войны

Дестабилизация

Влияние*

Увеличение поляризации;

Активизация движений / проблемных вопросов и повесток;

Делегитимизация правительства / руководства;

Изоляция отдельных лиц / группы;

Нарушение ключевых видов экономической деятельности;

Разрушение инфраструктуры;

Запутывание общения.

Пропаганда экстремистских идеологий;

Манипулирование гражданскими убеждениями;

Контроль ключевых видов экономической деятельности;

Регулирование действий правительства;

Влияние на выборы или их делегитимизация;

Вербовка гражданских лиц в маргинальные группы;

Подавление инакомыслия.

* По сему видно, что на территории бывшей Украины был реализован весь список задач из данной цели.

Резюмируя, можно сказать, что ментальная война - это война за социально-культурное пространство, в котором формируется ум и мышление, отсюда исключительное значение истории и образования, которому придают огромное значение наши эксперты. Когнитивная война рассматривает психофизические аспекты восприятия и познавательной деятельности человека, применяя к ним всю мощь научно-технического и информационного оснащения запада: «Цель состоит в том, чтобы поощрять разработку инструментов и адаптировать или улучшать людей с помощью антропотехнического подхода для разработки гибридной человеко-системы». Таким образом, с одной стороны мы имеем вторжение в естественную социальную эволюцию, а с другой - разворачивание искусственной технической био-революции в форме паразитирования на мозговом субстрате человека. И последнее, МВ – это борьба за то, о чём думать, а КВ – как думать и, соответственно, как действовать. Но цель в обоих случаях одна - победить без прямого столкновения вооруженных сил, для этого нужно, по мнению наших противников: «Сделать каждого оружием!».

Составляющие и технологии ментальных и когнитивных войн

Основные составляющие МВ - информационная и психоэмоциональная:

- Перезагрузка (переформатирование) информационного поля — поля знаний, фактов и сведений;

- Психоэмоциональная направлена на захват и манипуляцию сознанием, управление настроениями и эмоциями, когда объекту (индивидууму, группам людей и обществу в целом) настойчиво и непрерывно внушаются нужные настроения, оценки, мнения о чем-либо/ком-либо, и это принимается людьми неосознанно, как данность без понимания сути.

Основные составляющие КВ – кибер-, информ- и психологическая война:

- Информационная - контролировать то, что видит целевая аудитория;

- Психологическая - контролировать то, что чувствует целевая аудитория;

- Кибер-война - нарушить технологические возможности целевых стран (ПО и оборудование);

- Когнитивная - фокусируется на контроле того, как целевая аудитория думает и реагирует.

 

Таблица №3. Технологии КВ и МВ в сравнении с психологическими операциями (ПсиОп)

Технологии КВ

Технологии МВ

Технологии ПсиОп

Эксплуатация ошибки рациональности

- воздействие на познание

- сенсорно-перцептивное переполнение

- перенасыщение внимания

- туннельное внимание

- ошибки в суждениях

- когнитивные искажения

Информационное воздействие

- перезагрузка (переформатирование)

Психоэмоциональное воздействие

- захват и манипуляция сознанием

- управление настроениям и эмоциями

- управление оценками и мнениями

 

Мотивированное влияние

- воздействие на убеждения

- искаженное восприятия

- культурные иллюзии

- тревоги и страхи

- слабые и сильные стороны личности (эксплуатация)

- подавление

 

 

Напомним, что данная структура контроля аудитории не нова и давно и успешно используется СМК, начиная с 60-х гг. прошлого века. Она представляет собой повседневную систему предоставления событий и информации аудитории новостных каналов: повестка дня - что говорить (или о чём думать); прайминг - как говорить и фрейминг - как думать. Но в отличие от прошлого подхода, когда в поле внимания искусственно помещался необходимый объект (событие, факт) и затем выстраивалась цепочка нужных интерпретаций и выносилось требуемое субъективное суждение, для закрепления подобного паттерна был разработан инструментарий круглосуточного международного вещания в лице западных медиакорпораций. Сейчас события определяются потоковостью, и контроль за владением вниманием является главным приоритетом современных масс-медиа (социальных сетей). На этих явлениях и основаны технологии МВ и КВ (см. табл. 3).

В таком случае, если рассматривать коммуникативный поток, как контекст, в котором передаются сообщения о содержащейся в нём информации, можно сразу же увидеть возможности влияния (а) на контекст (т.е. на восприятие в рамках технологий МВ, КВ и психологических операций); (б) на передачу (кибер-операции) и (в) на содержание информации (дезинформация: «fake news», «deep fake» и мисинформация).

Из этого мы делаем вывод, что вся цепочка современных средств коммуникации может быть легко подвержена манипуляциям и искажениям в ходе функционирования. Но главной целью МВ и КВ является контекст. Это немаловажно, хотя и вполне логично, ведь в контекст вкладывается та связь между фактами и событиями, которая нам кажется непротиворечивой, истинной, и, соответственно, влияет на наше мировоззрение и подтверждает или опровергает нашу «…систему идеалов и ценностей, целеполагание, императивы общественной жизни, механизмы контроля и средства реализации целей», - т.е. идеологию как форму общественного сознания. Здесь также важно учесть иерархию уровней, о которой мы говорили выше. Уровень МВ – онтологический или цивилизационный, поэтому мы можем говорить о социально-культурном контексте или культурном каноне как о фундаменте, отличающем одно сообщество от другого. В то же время запад, ведущий КВ, более узкомыслящий в силу эволюции внутренней специализации, прагматичен и выстраивает свои отношения с миром «здесь и сейчас», поэтому он выбирает идеологические формы, соответствующие сиюминутным и ускользающим контекстам. Такая форма «динамической идеологии», закреплённая в профессионально-экспертном сообществе, определяется как нарратив – децентрализованная интерпретация событий и фактов в неуправляемом или неопределённом контексте. Таким образом, западное сообщество само стало жертвой своего же когнитивного оружия, практикуя тоннельное мышление, когнитивные искажения и накопление ошибок в суждениях, не говоря уже о других, технических, сторонах этого феномена. Во-вторых, нарратив, с точки зрения семиологии, можно понимать, по сути, как развёртывание бесконечного означающего в отсутствии означаемого. В бардовской интерпретации этому соответствует методика разворачивания мифов. Поле сегодняшнего западного мифотворчества велико: от угроз российского вторжения до благоденствия «зелёного» энергетического перехода и искусственного интеллекта как панацеи от всех проблем. Этим риторическим искусством – выстраиванием нарративов или умением говорить всё обо всём, при этом ничего не сказав о сути, так называемый «птичий язык», в совершенстве владеет современный европейский политикум, что также является следствием самонаправленного когнитивного воздействия.

Способы действия в когнитивной и ментальной войне

Поскольку принятый в западном экспертном сообществе термин стратегическая культура определяется как отличительный и устойчивый набор убеждений, ценностей и привычек в отношении силовых угроз и возможности их применения, коренящийся в фундаментальном влиянии геополитической среды на историю и политическую культуру, и который можно сравнить с нашим культурным каноном или этической системой, то были выработаны определённые способы воздействия на неё (см. табл. 4).

Таблица №4. Сравнение способов действий в ментальной и когнитивной войнах

Когнитивная война

Ментальная война

(а) поощрение использования цифровых инструментов, которые могут нарушить или повлиять на все уровни когнитивных процессов противника

(б) влияние на психологические аспекты, отношения, мотивацию путём посева сомнений или укрепления неуверенности, вызывая хронические последствия;

(в) в киберпространстве путём непосредственного учета или стимулирования человеческих ошибок, чтобы повлиять на сеть, информацию, которую она несёт, или интерфейсы человек-система;

(г) прямое воздействия на индивидуальные когнитивные способности; в частности, на тех, чьи когнитивные способности уже подверглись или подвергаются изменениям

(д) для наступательных действий характерен подход, сосредоточенный на травле (harassment) и систематической эксплуатации слабых мест психики, тогда как в оборонительной позиции он предполагает развитие устойчивых и превентивных возможностей с использованием аналогичных инструментов.

Выстраивание идеологических и правовых платформ гибридного воздействия на Россию

Конкуренция этических систем

«Существование иной нелицемерной морали и иных нравственных основ общества мешает Западу вернуть свою гегемонию»

Конкуренция образов и мифов

«Миф апеллирует к чувствам и образам, а соответственно вызывает эмоции, в том числе, очень сильные и под их воздействием происходит замещение субъективной реальности индивида»

Универсализация понятий и определений в общественно-гуманитарных науках и культурных системах по западным образцам

 

Также Дж. Роджерс описал поэтапный процесс операции по эффективному враждебному позиционированию, который можно рассматривать как конкретную инструкцию по вторжению в ментальное пространство противника:

1. Деактивировать существующую идентификацию целевой страны с помощью таких тактик, как:

- Рассинхронизация её исторического нарратива;

- Подвергнуть сомнению или разрушить самовосприятие своей международной

значимости;

- Делегитимация её международного статуса и роли.

2. Создать (по возможности работая в тандеме с недовольными или сепаратистскими внутренними политическими силами) новую идентичность для цели (т.е. для страны – авт. ред.), связав её с новыми или уже существующими, но часто маргинализированными историческими мифами.

3. Поощрять принятие и распространение новой позиции (идентичности):

- Внутри страны (внутри страны цели), особенно среди недовольных и

сепаратистских элементов;

- На международном уровне, среди элит других стран.

Обобщая всё вышесказанное, как же всё-таки понять, действуют ли на вас те или иные силы или тенденции (см. табл. 5).

Таблица №5. Практики воздействия в когнитивной и ментальной войне

КВ если:

МВ если:

- вам навязывают или поощряют использование технических средств или цифровых инструментов (платформ);

- вас вызывают на сильные чувства или эмоции (весь спектр);

- вы сомневаетесь в своих действиях или испытываете тревогу и неуверенность по поводу интерпретации событий и фактов;

- вы испытываете потребность в постоянном групповом одобрении и поиске самоидентичности;

- вы разрываете / сокращаете отношения с близкими и друзьями;

- вы склонны к сиюминутным и необдуманным решениям, отсутствию среднесрочного / долгосрочного прогнозирования;

- навязчивая склонность к лидерам мнений;

- утечки персональных данных

- КВ+

- поощряются / затушёвываются многочисленные интерпретации истории и образовательные программы;

- поощряется / отдаётся приоритет иностранному языку в обучении и повседневных контекстах;

- поощряется работа НКО;

- приоритет ТНК перед локальными компаниями;

- поощряется / затушёвывается деятельность деструктивных религиозных и оккультных направлений и вероучений (секты, ведуны, шаманы и т.д.);

- приоритет утопического техно-информационного будущего перед реальностью (экологизм, трансгуманизм, корпоративизм, метавселенные и др.)

- поощрение / затушёвывание сепаратистских настроений

 

Способы противодействия

Противодействие КВ, по мнению авторов, лежит почти целиком в технологической сфере. Предполагается поддержание определённого уровня осведомлённости, понимания и обучения технологиям, чтобы «идти в ногу со временем». Можно сказать, что это ещё одна форма компетенции для интеграции в передовое западное сообщество. Акцент нужно сделать на «определённом уровне»: значит, будет разработана программа, регулирующая нужный уровень знаний для обывателя, сокращающая и без того его узкое мировоззрение. Ещё один способ - это внедрение «прививок», т.е. превентивных (пропагандистских) мер в отношении предполагаемых событий или действий оппонентов (противников). Таким образом, обыватель должен быть готов реагировать «правильно» на те события, которые будут спровоцированы в будущем, ведь изменить восприятие - это одна из центральных линий в когнитивной войне. Примером может служить много раз переносимое «вторжение» ВС РФ на территорию бывшей Украины.

 

Противодействие в МВ укладывается в Стратегию национальной безопасности Российской Федерации, утверждённую Указом Президента РФ от 2 июля 2021 года, в котором уделяется большое внимание суверенитету страны, роли нашей истории и традиционным ценностям. Надо лишь исполнять указ. Ещё один фундаментальный шаг предполагается сделать в сфере образования - это анонсированный постепенный отказ от болонской системы и ЕГЭ, но здесь пока очень много вопросов.

Эффекты ментальной войны в обществе во время проведения СВО

После начала СВО на сегодняшний день около 18% населения страны не поддержали или высказались критически в отношении операции. С теми, кто физически продемонстрировал своё отношение и уехал, всё относительно понятно, но как быть с теми, кто остался? Возникает дискомфорт, беспокойство и неуверенность. Мой сосед, он на чьей стороне? А мои коллеги? Это не просто вопрос отношения к тем действиям, которые твоя страна ведёт для собственной защиты, как бы ты лично к ним ни относился, это вопрос доверия. Могу ли я доверять тем людям, что меня окружают, или они предадут меня в тот момент, когда посчитают, что их индивидуальный комфорт и экономический интерес важнее, чем выживание всего сообщества. Это порождает постоянную тревогу, недоверие, отнимает силы и, в итоге, меняет мировоззрение, так достигаются цели противника в ментальной войне.

Где ещё официально обсуждаются ментальные войны

В первую очередь НАТО. В концепте 2020 года говорится, что будущие войны будут включать в себя военные действия в социальной сфере (направленные на разрушение и принуждение общества) и когнитивной сфере (направленные на нарушение порядка в гражданском обществе), всё это в дополнение к обычным и прокси войнам (т.е. ведущимся чужими руками). Кстати в альянсе также отметили, что отсутствие информации и соучастия (сродства) общества вбивает клин между войсками, сражающимися на передовой, и большей части гражданского населения, а это уже начало социального кризиса. Это, как оказалось, характерно и для нашей страны.

Великобритания также стала учитывать значимость технологий влияния будущих войнах и добавила упоминание об этом в свой - Интеграционный концепт военных действий 2025: «…нам нужно создавать множество дилемм, которые мешают сопернику понимать, принимать решения и выполнять их», эти манипуляция базируются на функции вовлечения и широком использовании цифровых сетей.

В журнале «Политико» опубликована статья бывшего ИО разведывательного управления минобороны США, предложившего ряд шагов для развёртывания психологической (читай ментальной) войны против России:

1) Эксплуатировать националистические настроения населения - показать, что РФ из страны пользующейся международным уважением, превратилась в страну изгоя из-за войны на Украине;

2) Подорвать авторитет лидера - направленная компания против лично В.Путина, Патриарха Кирилла и др. высокопоставленных лиц с помощью коррупционных разоблачений;

3) Разжигание недовольства среди этнических меньшинств. Для этого предлагается использовать дезинформацию о больших потерях среди солдат данных групп и убедить, что увеличение вербовки из «отсталых» регионов происходит намеренно.

С этой цель предлагается развернуть широкомасштабную информационную компанию с использованием имеющихся каналов и средств. Также наладить работу и поддержать диссидентов («беглых патриотов») и лидеров общественных мнений во внутренних социальных сетях.

Таким образом, мы видим, что в данном примере открыто эксплуатируются цели делегитимации международного статуса страны (см. список Дж.Роджерса выше). Далее, провоцирование внутренней дестабилизации посредством делегитимации руководства через активизацию проблемных вопросов (это привычная коррупция в пункте 2). И, наконец, использование влияние на нацменьшинства с целью провоцирование внутренних конфликтов. Всё тот же круг вопросов, но в уже в новом контексте СВО.

Вывод

Основным мотивом когнитивной войны является накопление иррациональности и превращение его в новую реальность. Когнитивная война направлена на обман человеческого мозга путём выявления и эксплуатации ошибок восприятия и суждений отдельных индивидов, групп или больших сообществ - государств, наций. Средствами данного обмана является технически оформленная коммуникативная сфера межличностных взаимодействий. Поэтому кибер и информ составляющие являются неотъемлемой частью данного процесса. «Изменение когнитивных процессов служит основой для реальных действий, которым способствует мощь цифровых технологий».

Ментальная война или, как правильно обобщили Андрей Ильницкий и Александр Лосев, цивилизационная война, строится путём обмана и манипуляций в сфере познавательной деятельности человека и замещения культурных и социальных принципов сообщества. Для этого используется временное превосходство в информационно-коммуникативных и кибертехнологиях.

В обоих случаях также важен контекст, но если в случае ментальной войны он опирается на знание вложенного в идеологический посыл: кто мы и как нам хотелось бы жить, то в когнитивной войне коммуникативный поток представляет собой нарративную аморфную массу, переполняющую и перенасыщающую сознание индивида, когда проще становится отказаться от знания и рассуждений в пользу стереотипов, предрассудков и мифов.

Неправильно говорить о Западе или западной цивилизации в целом, находящейся в фазе пост-капиталистического развития, как о хищнической цивилизации. Хищник охотится и убивает, когда испытывает потребность утолить голод. Его жертва перестаёт существовать окончательно и бесповоротно, но Запад не таков, его жертвы живут в ослабленном (экономически), несамостоятельном (политически) и униженном (культурно) положении, даже если они не подозревают об этом, - так поступают паразиты. Начиная с эпохи «Великих географических открытий» в европоцентричном историческом мышлении, а для остальных сообществ - эпохи купирования исторического самообразования, и заканчивая глобализацией, завершилось образование единого мирового организма посредством экономических связей и регуляторных институтов. Паразиты: ТНК, НКО, спецслужбы, - развивались сначала на теле государства, питаясь его ресурсами, а сегодня - на мозге или, ещё конкретнее, на мышлении сообщества-страны, потребляя его культуру и историю и смысл существования, заменяя его функцией собственного воспроизводства. Таким образом, ментальная война – это способ, а когнитивная война - это метод паразитирования.